Ворота Баб-аль-Наср

Бадр аль-Джамал — Энциклопедия фонда «Хайазг»

Ворота Баб-аль-Наср

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»

Дополните информацию о персоне

Армянин, взятый в плен еще в раннем возрасте, Бадр аль-Джамали стал рабом и был обращен в ислам. Отменные воинские качества позволяли в то время рабу получить свободу и достичь высоких степеней. Отличившись на поле брани, аль-Джамали был назначен на важный административный пост – губернатора Аккры.

Последствия низких паводков в Ниле в 1066-1072 гг. ввергли Египет в еще больший хаос. Голод и чума распространились по всей долине Нила, что приводило даже к случаям каннибализма.

Турецкие солдаты, не получавшие содержания, грабили фатимидские дворцы, опустошали казначейство халифа. Тайно фатимидский калиф аль-Мустансир (1036-1094) позвал Бадр аль-Джамали, фатимидского губернатора в Палестине, для наведения порядка.

Халиф тайно отправил ему письмо с призывом о помощи.

Египетские историки сообщают, что войско губернатора Аккры состояло в основном из его соплеменников армян — таких же, как он, бывших пленников и рабов.

Они отправились морем из Аккры, прибыли в Дамиетту и вступили в Каир 28-го джумада 466 года хиджры или 29-го января 1074 года от Рождества Христова.

Бадр аль-Джамали и его воины навели порядок в течение одной ночи — к утру отрубленные головы командиров взбунтовавшейся гвардии были брошены к ногам нового великого везира, трупы рядовых бойцов валялись на улицах города.

Бадр аль-Джамали получил три титула: великий везир, “эмир аль-джуюш” — главнокомандующий и “бади аль-дуат” — глава проповедников. Все предыдущие везиры Фатимидов были “людьми пера”. Начиная с Бадра аль-Джамали, они стали “людьми меча”.

Управление Египтом. Реформы

Унижение халифа не прошло даром. В обмен на восстановленный порядок он неминуемо должен был уступить реальную власть спасителю своему и всего Египта. Бадр аль-Джамали основал армянскую династию великих везиров, мало того — начиная с его спасительной для страны миссии, почти целое столетие с небольшими перерывами везират Египта принадлежал армянам.

Семилетний голод вошел в историю Египта под названием “Великое бедствие”. Сохранившиеся данные о сборах налогов показывают падение сбора хараджа с 4 млн. около 1000 года до 2 млн. после катастрофы, что соответствует уменьшению численности населения как минимум на треть.

Новый великий везир активно взялся за восстановление страны. Конфисковав в пользу казны награбленное тюркскими военачальниками имущество, он наладил снабжение столицы продовольствием. Заставил работать государственный аппарат, организовал сбор налогов.

Подчинил арабов, негров и берберов Лавата на побережье Средиземного моря, взял штурмом Александрию. Затем двинулся в Саид, где разбил объединившиеся арабские племена Джухайна, Салаба и Джафар, вступил в Асуан, отняв его у мятежных бедуинов Канз.

В Бухайре он перебил множество бедуинов и частично изгнал их в Барку, установив мир и спокойствие по всей стране.

В кратчайшие сроки было восстановлено сельское хозяйство, невиданный расцвет переживали ремесла: строители, резчики по дереву, стеклодувы и ювелиры оставили потомкам творения, которые прославили эпоху Фатимидов. Но реальными правителями страны, обеспечившими невиданный подъем после хаоса и упадка были великие везиры армянской династии.

“И не было у Мустансира и следовавших за ним халифов ничего, кроме имени, так как везиры овладели делами и опекали их, и присвоили себе титулы правителей”, — писал Суйути. В то время, как халиф, удалившись от насущных забот, восстанавливал разоренную библиотеку, Бадр аль-Джамали занялся военной реформой и строительными работами.

После падения Ани и поражения византийского императора при Манцикерте, сельджукская орда уже подошла к границам Сирии и угроза для Египта стала вполне реальной.

В реорганизованной армии была создана новая, армянская гвардия — войску Фатимидов удалось вновь взять под контроль левантинское побережье, приостановить продвижение сельджуков в Сирии, отбросив назад эмира Атсыза, недавно захватившего Дамаск.

Со времен Бадра аль-Джамали установилось преобладание в египетской армии армянского элемента.

“Когда прибыл из Акки эмир войска Бадр аль-Джамали и перебил сановников, а отряды его были из армян, то и войско с тех пор сделалось по большей части армянским, а значение кутамитов упало”, — писал средневековый историк Макризи.

Так продолжалось до середины XII века, когда в Египет прибыло войско Нур ад-дина Занги, состоящее из тюрок и курдов. Однако полное вытеснение армянских отрядов произошло уже после перехода власти к Салах ад-дину, известному в Европе, как Саладин.

Строительные проекты

По велению Бадра аль-Джамали разросшийся Каир во второй половине 80-х годов был обнесен новыми мощными каменными крепостными стенами взамен прежних полуразрушенных стен из глиняных кирпичей. Стены аль-Джамали по сей день считаются одним из лучших образцов фортификационной архитектуры на Востоке, их сравнивают со стенами Диарбекира (Тигранакерта).

Внутренние галереи связывают между собой сводчатые помещения с узкими бойницами для лучников, башни расположены на одинаковых расстояниях друг от друга, позволяя обороняющимся иметь наилучший обзор ближних и дальних подступов. По свидетельству историков строительными работами руководили армянские мастера из Урфы (Эдессы) — монах Ован с двумя своими братьями.

Каменными были и новые ворота. Трое из них сохранились до сих пор и относятся к главным украшениям Каира.

Это Баб аль-Футух (Врата Завоеваний), Баб аль-Зувейла, названные в честь воинов из берберского племени зувейла, но в первую очередь триумфальные ворота Баб аль-Наср (Врата Победы) — самим Бадром они были названы Баб аль-Изз (Врата Славы), однако в народе осталось название прежних ворот, стоявших на этом месте.

Все ворота имеют по две массивных башни и широкий проезд под отступающей в глубину аркой. Архитектура этих сооружений, использованные строительные материалы, способы перекрытий подтверждают данные письменных источников о возведении ворот теми же армянскими мастерами из Урфы, древней Эдессы под руководством монаха Ована.

Техника кладки идеально отесанного камня на известковом растворе, превосходная система сводчатых перекрытий — все это было непривычным и новым для архитектуры Египта того времени. В архитектуре исламской эпохи Египта каменные блоки использовались впервые, что позволило украсить ворота невиданными здесь ранее клинчатыми камнями арок и куполами на “парусах” (парус — конструкция, которая обеспечивает переход от прямоугольного основания к купольному покрытию). [1]

С именем великого везира связано еще одно интересное каирское сооружение, построенное по его заказу в 1085 году. Его называют мечеть или мешхед Джуюши — известно, что среди многочисленных титулов Бадра аль-Джамали был также титул “эмир Джуюши”.

Точное назначение этого здания с учетом его необычной композиции и миниатюрного размера до сих пор вызывает споры ученых.

Несмотря на надпись, которая определяет сооружение как мешхед, то есть мавзолей, нет никаких признаков, что здесь когда-либо находилось захоронение — по утверждению Макризи Бадр аль-Джамали был похоронен за воротами Баб аль-Наср.

Башня двадцатиметровой высоты — крупнейшая из сохранившихся до наших дней башен Египта, не считая минаретов обычных мечетей. Здесь можно найти один из двух самых ранних для Египта примеров сталактитового карниза “мукарнас”, второй находится на участке крепостной стены Бадра аль-Джамали возле ворот Баб аль-Футух.

В мешхеде Джуюши трехмерный узор “мукарнас” использован для разделения частей башни. Считается, что это архитектурное украшение проникло из Персии в соседнюю Сирию — на севере этой страны как раз расположена Эдесса, откуда в Каир прибыли армянские мастера. Квадратное сечение второго яруса башни на третьем ярусе переходит в восьмиугольное, что также приписывается сирийскому влиянию.

За прихожей открывается маленький внутренний дворик со сводчатыми комнатами по обе стороны — возможно, они предназначались для постоя, поскольку не имеют выхода в молитвенный зал.

Еще одна прихожая с крестовым сводом, украшенная со стороны внутреннего двора портиком с тройной аркой ведет в подкупольное помещение с нишами справа и слева. Привлекает внимание михраб, окаймленный кораническими надписями и арабесками растительного узора в технике “стукко”.

Известный искусствовед Олег Грабарь высказывал предположение, что Джуюши представляет собой еще один памятник победам Бадра. Другие исследователи задумывались о назначении двух небольших, выступающих над крышей помещений с купольным покрытием чересчур малых для молитв.

Они также отмечали слишком большую высоту башни-минарета для слабонаселенного района в долине Мукаддам. По их мнению, сооружение выполняло роль наблюдательного поста на окраине столицы, замаскированного под мечеть.

Еще одна версия гласит, что здание все же строилось изначально, как мавзолей для великого везира, который хотел с вершины холма видеть могилы семи своих жен на кладбище в долине. Здание, действительно, никогда не использовалось как мечеть, поэтому не подвергалось многочисленным переделкам и сохранило первоначальный вид.

Армяне в Египте во время правления Бадр аль-Джамали

По некоторым сведениям в 1082 году, по другим — на несколько лет раньше, во время своей длительной поездки (Константинополь, Иерусалим и др.) в Египет прибыл католикос Григор Вкайасер.

Некоторые египетские источники утверждают, что он посетил страну по приглашению Бадра аль-Джамали, и халиф лично участвовал в почетной встрече Григора Вкайасера в гавани.

По утверждению более позднего исследователя, константинопольского патриарха Магакии Орманяна, автора монументального труда “Азгапатум” по армянской церковной истории, католикос Григор давно мечтал посетить знаменитые монастыри Египта, но на самом деле отправлялся в Иерусалим.

Только морская буря заставила корабль пришвартоваться вместо палестинского порта Иоппе (Яффы) в гавани Александрии. После молитв католикоса обильный дождь положил конец египетской засухе, именно это послужило причиной тех почестей, которые были оказаны Григору халифом. Молчание о фигуре Бадра аль-Джамали вполне объяснимо для церковного историка, ибо везир, по крайней мере внешне, исповедовал ислам.

Халиф предложил Григору перенести престол католикоса в Египет и стимулировать армянскую эмиграцию в страну.

В эти годы она действительно резко увеличилась, число армян возросло, но продолжительный везират Бадра аль-Джамали, похоже, сыграл тут большую роль, чем двухлетнее пребывание католикоса.

Перед отъездом Григор Вкайасер провел в Египте церковный собор, созванный приказом везира, с участием представителей коптской, нубийской и других церквей “нехалкидонского” исповедания.

Он также назначил своего племянника Григориса главой епархии с резиденцией в городе Итфих, вначале посвятив его в епископы, затем наделив титулом католикоса-патриарха. Даже во времена Магакии Орманяна, то есть на рубеже XIX-XX веков, египетские власти по традиции именовали резиденцию армянского епископа патриархией.

Бадр аль-Джамали покровительствовал не только своим единоплеменникам, но и христианам-коптам, установил дружественные отношения с христианскими государствами в Нубии и Абиссинии.

Борьба за власть после смерти Бадр аль-Джамала

Великий везир и халиф умерли в один и тот же 1094 год, с разницей в месяц. [2]

Еще при их жизни двор халифа был разделен на две фракции по вопросу о преемнике. Одни поддерживали старшего сына Низара, другие, в том числе Бадр аль-Джамали, видели на троне младшего — Ахмада, известного под именем Мустали.

Утверждают, что халиф перед смертью подтвердил права Низара, упомянув, что это согласуется с учением исмаилитов. В решающий момент Бадра уже не было в живых, однако его сын аль-Афдаль Шахиншах оказался достойным отца.

Не успел халиф назначить нового великого везира, как Афдаль сместил того и сам занял высшую из должностей, приобретя вместе с ней титул главнокомандующего.

Сноски

  1. ↑ О значении ворот для Каира говорит их роль в торжественных церемониях. Например, султаны из более поздней династии Эйюбидов и их преемники обязаны были при своем вступлении на трон облачаться в султанские одежды за пределами Каира и въезжать в него верхом через Баб аль-Футух или Баб аль-Наср. С момента въезда султана в город и до выезда через Баб аль-Зувейла эмиры и военные люди шли перед ним пешком. Ворота Баб аль-Зувейла часто использовались для казней, именно здесь в 1517 году повесили последнего мамлюкского султана османские турки, завоевавшие Египет. В районе ворот Баб аль-Наср разместил французские войска Наполеон, назвав восточную и западную башни Корбин и Жюльен в честь своих адьютантов.
  2. ↑ Наследство бывшего раба состояло из шести миллионов золотых динаров, семидесяти пяти тысяч атласных халатов, двухсот пятидесяти мешков серебряных монет, тридцати верблюжьих поклаж с иракскими золотыми ларцами, сотни золотых булавок с головками из драгоценных камней и двумя большими сундуками золотых иголок для использования рабынями и женами при шитье. Но главное наследство составляла процветающая, сказочно богатая страна.

Источник: http://ru.hayazg.info/%D0%91%D0%B0%D0%B4%D1%80_%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D0%94%D0%B6%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D0%BB

Читать онлайн Каир: история города страница 28. Большая и бесплатная библиотека

Ворота Баб-аль-Наср

Евреев и христиан при Хакиме жестоко преследовали.

По сообщению Стюарта, хотя мать халифа была христианкой, он повелел коптам, пожелавшим посетить публичные бани, носить тяжелые кресты, а также разрушил 30 000 христианских церквей в Святой Земле, в том числе церковь Гроба Господня в Иерусалиме.

(Это событие стало одной из причин Первого крестового похода, предпринятого в конце XI столетия.) Хаким запретил изготовление женской обуви (“Женщинам нечего делать на улицах”), а группу женщин, застигнутых в публичной бане, приказал сварить заживо.

Собак он истреблял потому, что его раздражал их лай. Купцов, пойманных на обмане, отдавали в руки Масуди, нубийского раба халифа; на глазах Хакима Масуди насиловал провинившихся. Что касается сестры Хакима, то когда халиф узнал, что она развлекается со своими любовниками в Фустате, он повелел сжечь город дотла.

Несмотря на все это, халиф любил думать, что он близок к народу. Он имел обыкновение одеваться в простые одежды и ездить по городу на своем муле по кличке Луна. Однажды он заметил женщину, раздающую прохожим какие-то картинки, взял одну и увидел, что это карикатура на него самого. А женщина оказалась глухонемой нищенкой, подосланной врагами халифа.

Главным приверженцем Хакима был человек по имени Мухаммад аль-Дурзи, который верил, что душа Адама возродилась в Али, духовном вожде шиитов, затем перешла в Хакима, и что Хакиму предстоит стать новым мессией.

Аль-Дурзи называл Хакима божеством, а халиф немного смягчил гонения на евреев и христиан и велел в проповедях заменять имя Аллаха своим. Это оказалось последней каплей: Каир восстал.

Аль-Дурзи бежал в Ливанские горы, где основал секту хакимитов, или друзов (сегодня около 600 000 друзов проживают в Сирии, Ливане и Израиле). Хаким призвал духов Адама и Сулеймана (Соломона) и принялся казнить бунтовщиков десятками и сотнями. В городе вспыхнули пожары.

Что точно случилось с Хакимом, остается загадкой. Копты верят, что ему явился Христос и он отринул мир и ушел в монахи. По другому преданию, халифа убили во время очередной ночной прогулки в холмах Мукаттам, и совершил это убийство местный житель, мстивший за погибших каирцев.

Впрочем, правление Хакима отмечено не только казнями и преследованиями. Халиф основал обсерваторию, библиотеку и один из первых научных институтов арабского мира.

А мечеть аль-Хакима, расположенная поблизости от северных ворот города, сохранилась по сей день (правда, не в первоначальном виде, ее неоднократно перестраивали и реставрировали).

Строить эту мечеть начал еще отец Хакима, халиф аль-Азиз; в ее очертаниях, монументальном главном входе и выступающем каменном портале ощущается влияние архитектуры Северной Африки.

Внутри легко заметить следы капитальной перестройки, предпринятой шиитами-исмаилитами, считавшими себя потомками Хакима: они наделили мечеть медными светильниками, мраморными плитами двора и позолотили михраб, более того, восстановили сооружение после нескольких веков прозябания; в XII столетии в мечети держали пленных крестоносцев, а позднее Наполеон устроил в ней конюшню. От первоначальной мечети сохранились лишь минареты, основания которых укрепил после разрушительного землетрясения в начале XIV века султан Бейбарс. Фасад мечети выходит на живописную площадь, где торгуют с тележек чесноком, лимонами и луком; здесь стоит соответствующий запах и всегда шумно и многолюдно.

Городские ворота

В 1068 году, после военного мятежа и уничтожения ста тысяч книг в городской библиотеке, фатимидский халиф аль-Мустансир призвал прославленного армянского полководца Бадра аль-Джамали, чтобы тот навел порядок в городе. Аль-Джамали подавил мятеж, и за это халиф недальновидно назначил его великим визирем: “чужак” сосредоточил в своих руках абсолютную власть, и с этого момента начался закат фатимидского могущества.

Деятельность аль-Джамали – или аль-Гуйши, “военного”, как прозвали его каирцы, – радикально преобразила город. Он построил крепостные стены и велел проделать в них трое ворот.

По сей день гости Каира, проходящие под сводами одного из этих монументальных сооружений, сразу чувствуют, что попали в средневековый город.

Стены определили границы Каира на многие века вперед; более того, они оказались первыми каменными укреплениями города – прежние были глинобитными.

Н. Г. Чернецов. Ворота побед в Каире. 1842 г.

Ворота в северной стене назывались Баб аль-Футух (“Ворота завоевания”) и Баб аль-Наср (“Ворота побед”). Сегодня это два похожих на туннели входа в старый город, сквозь которые безостановочно течет поток тележек и автомобилей. Над воротами аль-Наср выбитое шиитское изречение, датируемое периодом Фатимидов: “Али – дитя Аллаха”.

Другие ворота, Баб аль-Футух, находятся по соседству с мечетью аль-Хакима; в них множество узких бойниц, чтобы лить на незваных гостей кипящее масло. В этих воротах имеется и тюрьма, в том числе помещение, где осужденных вешали (затем останки выбрасывали на площадь, где их разрывала на куски толпа).

Некоторые из камней, пошедших на строительство этих ворот, доставили из Мемфиса, то есть они восходят к эпохе фараонов.

Городские ворота всегда ассоциировались с торжественными шествиями и праздниками. Сквозь них входили в город караваны паломников, возвращавшихся из Мекки.

В Средние века, должно быть, возвращение обставлялось весьма красочно – ведь паломники прибывали с чувством выполненного долга, осуществив одну из пяти главных заповедей ислама – припав губами к черному камню Каабы.

Сегодня совершить хадж намного легче и путешествие далеко не так опасно, поэтому паломники уже не объединяются в караваны; однако через ворота время от времени проходят праздничные шествия, связанные с тем или иным маулидом, и эти процессии не дают забыть о былых традициях и обрядах.

К югу от Баб аль-Футух ведет улица Касаба, соединяющая главные северные ворота с их южной “противоположностью”, воротами Баб аль-Зувейла. Некогда Касаба представляла собой центральную ось средневекового Каира; ныне требуется около двадцати минут, чтобы пройти по ней из конца в конец, мимо величественных мечетей и шумных базаров.

В “Сафари темной звезды” Поль Теру размышляет об этой улице, по которой на протяжении столетий “катились тележки, бегали мальчишки, шагали женщины в чадрах, брели надменные верблюды, носили паланкины с вельможами, шатались одурманенные курильщики, скакали ослы, обильно роняя помет… а на базарах торговали всякой мелочью, медной утварью и бобами в мешках”.

Когда-то на этой улице высились два огромных дворца; Восточный дворец мог вместить 30 000 человек и имел 4000 помещений, не считая садов, казарм и конюшен. Сегодня от дворцов не сохранилось и камня, память о них уцелела лишь в одном из названий улицы Касаба – Банья аль-Касрайн, то есть “Дорога между двух дворцов”.

Однако ворота Баб аль-Зувейла, строительство которых завершилось в 1092 году, и сейчас выглядят столь же массивно и нерушимо, как и сразу после постройки.

Это не только оборонительное, но и церемониальное сооружение. Его венчают минареты XV века (принадлежащие соседней Красной мечети), защитных башенок на нем, в отличие от северных ворот, нет. Но впечатление ворота все равно производят внушительное.

В Средние века на маленькой площади перед воротами регулярно разыгрывалась драма жизни – здесь казнили государственных преступников, а головы казненных выставляли на пиках над воротами в назидание злоумышленникам.

Сегодня на этой площади теснятся типичные каирские ларьки, а когда-то тут предлагались любые публичные развлечения, от танцев до выступлений заклинателей змей.

Горожане приходили сюда, чтобы понаблюдать за казнями, которые, надо признать, отличались разнообразием: обыкновенные повешение и обезглавливание, удушение, сажание на кол, подвешивание на крючьях… Иногда осужденных даже приколачивали к обитым железом створкам ворот.

Арабский кошмар

“Развлечения” площади у ворот Баб аль-Зувейла подробно описаны в знаменитом романе Роберта Ирвина “Арабский кошмар” (1983). События происходят в 1486 году: правление Фатимидов завершилось тремя столетиями ранее, но антураж романа – средневековый город, созданный этой династией.

Герой этой загадочной, иносказательной, раздражающей и экзотической книги – английский паломник Балиан из Нориджа, попадающий в Каир по пути в монастырь Святой Екатерины у подножия горы Синай.

Балиан оказывается в средоточии кошмаров и повествований-внутри-повествований, которые сплетают воедино явь и иллюзии в веренице сновидений и встреч (одна из глав называется “Окончание продолжения окончания интерлюдии”).

Повествования столь же затейливы и изощренны, как торговля на восточном базаре, и столь же многоплановы и многослойны, как сказки “Тысячи и одной ночи” (сборника раннесредневековых историй из Персии, Египта и Ирака, которые на протяжении столетий пересказывались в каирских кофейнях).

В числе персонажей романа Ирвина – итальянский лазутчик, экстравагантная проститутка, султан Кайтбей собственной персоной и таинственный Кошачий Отец; фокус романа – так называемый Арабский кошмар, сон о вечных муках, который невозможно вспомнить после пробуждения. Также фокус книги – бурлящий, опасный, грязный и шумный Каир. Рассказчик называет свою книгу “путеводителем по здешним краям или романом, путеводителем в форме романа или романом в форме путеводителя”, в тексте встречаются вполне бедекеровские по духу названия глав – “Как плотно поесть в Каире” или “От ворот Зувейла к горе Мукаттам”.

Источник: https://dom-knig.com/read_209908-28

Каир с крыш мечетей

Ворота Баб-аль-Наср
Каиром нынче в сети никого не удивишь. Из блогов многочисленных юзеров сыпяться фотографии с “открытычными” видами Исламского Каира, Старого Каира, Дайнтауна. Поэтому мне не хотелось бы выкладывать фотографии, которые дублировали бы уже итак сто раз виденное.

Да, конечно, они бы отличались, ведь город воздействует на всех по-разному и воспринимается также. Но все же это были бы одни и те же виды.В этом посте мне бы хотелось показать Каир таким, каким он запомнился мне и каким я бы хотел видеть его еще ни раз: с высоты минаретов и крыш мечетей.

Есть в этом что-то сакральное – карабкаться по винтовой лестнице минарета, чтобы лицезреть свой ареал города. Особенное, если учесть, что практически все муэдзины нынче электронные.Итак, ниже выложены фотографии, сделанные мною с минаретов и крыш трех исторических мечетей Каира.

1.

Фотографии с крыши мечети Аль-Хакима, расположенной между северными воротами Хан-аль-Халили Баб ан Наср и Баб аль-Футух

Вид из-под минарета на внутренний двор мечети и Исламский Каир

Разнообразные стили минаретов Исламского Каира
Вид на мечеть Мухаммеда Али – яркий образчик османской архитектуры

Из крыш домов частенько устраивают свалку, которая нелепо выглядит на фоне могучих минаретов мечетей мамлюкских султанов
На фоне куполов и минаретов видятся стены Цитадели

2. Фотографии с крыши мечети Аль-Муайада, расположенной под могучими стенами Баб Зувейла

Минареты, венчающие Баб Зувейла

Ограда крыши и прекрасные образцы всего разнообразия исламской архитектуры
Общий план
Мечеть Мухаммеда Али
Ну и куда без символа современного Каира?

3. Фотографии с минарета и крыши мечети аль-Маридани, расположенной на улице Аль-Табана, недалеко от Голубой мечети

Купол мечети с крыши
Вид на мечеть Мухаммеда Али через ограду мечети

Исламский Каир и виднеющийся вдали Новый город
Красиво!!!
Исламский Каир
Руинированные крыши
Панорама Исламского Каира
Многоликость
Город тысячи минаретов
Во всем великолепии
Небоскребы нового города и руины исламской части
Каир чудесен во всех своих лицах

Каир, действительно, чудесный и очень красивый город. Его можно либо любить, либо ненавидеть. Равнодушия он не потерпит!

 

Кампани́ла (итал. campanile – «колокольня») при базилике Святой Терезы в Лезьё. Кальвадос. Нижняя Нормандия. Франция

Page 3

On August 6th, 2011 09:51 am (UTC), medvezhiy_vedun commented:

И торгуют негры, которые больше ничего делать не умеют.

Page 4

  

Самый высокий в Испании, третий в Европе.
62 метра

Page 6

On August 26th, 2011 05:43 pm (UTC), slipka commented:

Ах, какая! Ничего лишнего!

Page 7

     Чипиона (исп. Chipiona) — муниципалитет в Испании, входит в провинцию Кадис, в составе автономного сообщества Андалусия.Другой вариант надписи: Caepionis turris.

Башня со звездой символизирует маяк.

3

Челябинская область. Чебаркульский район

4

С мая 2010 года РТРС не пускает под Шуховскую  башню (откуда открывается великолепный вид на конструкцию В.Г.Шухова), объясняя ситуацию тем, что на башне Шухова идёт ремонт. Однако реально ремонт не идёт и рабочих на Шуховской башне за последние полтора года никто не видел.

Нет ни международной экспертизы башни, ни результатов лазерного сканирования, ни компьютерного моделирования напряжений конструкции, ни адекватного проекта её реставрации.

 

Профессор Райнер Грефе из Института строительной истории и охраны памятников при университете Инсбрука анализирует причины, по которым учёных из Австрии и Германии недопустили к Шуховской башне на Шаболовке в Москве.

 Судя повсему чиновники и инженеры РТРС считают себя умнее и компетентнее признанных экспертов европейского уровня и удивят мир идеальной реставрацией шедевра, являющегося потенциальным кандидатом на внесение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Перевод – Оттмар Перчи (Университет Штутгарта, Германия). 

19 марта 2012 года башне Владимира Григорьевича Шухова на Шаболовке исполняется 90 лет.
“Lord Foster fires up campaign to save rusting Russian radio tower” – guardian.co.uk
http://www.guardian.co.uk/world/2010/apr/15/radio-tower-campaign-russia-foster

6

Оригинал взят у mgsupgs в Про небоскребы.

Я тут подумал – есть объединительный пост про Хрущевки , почему-бы не быть такому-же про небоскребы?

Небоскрёб, части I и II, идеология и финансы.

Небоскребы VII. Явление небоскреба.
Небоскребы появились в средине 19 века вместе с изобретением безопасного лифта,способного доставить пассажиров на большую высоту.Именно с этого момента началось массовое строительство небоскребов сначала в Старом свете,а с 90-х годов 19 века – и в США, в первую очередь в Нью-Йорке.

( Read more… )

Источник: https://ru-towers.livejournal.com/63889.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.