Усадьба в деревне Гнезно

Дворянские гнезда: кто восстанавливает старинные усадьбы в русской провинции

Усадьба в деревне Гнезно

Чтобы получить историческое имение, нужно победить на аукционе и арендовать усадьбу у федеральных или региональных властей на 49 лет. Государство обещает арендную плату «рубль за метр» и даже возможность приватизации. Так 400 усадеб обрели новых владельцев.

Но у аренды есть обязательное условие — проведение ремонтно-реставрационных работ за счет арендатора. А плата «рубль за метр» устанавливается лишь после сдачи объекта в эксплуатацию.

«Осознание того, что компенсация средств не совпадает с реальными тратами, отталкивает собственников, — считает Дмитрий Ойнас, вице-президент фонда «Возрождение русской усадьбы».

Например, отказались от одного из своих проектов крупнейшие участники рынка исторической недвижимости, основатель и владелец ГК «Конкор» Владимир Кононов и его супруга Ирина. В 1990-х Кононовы с музейной дотошностью восстановили усадьбу середины XIX века, дом Ивана Белюстина в Калязине.

В 2004 году они взяли в аренду тверскую усадьбу Знаменское-Раек архитектора Николая Львова, один из самых известных примеров русского палладианства XVIII века. Арендно-охранный договор предполагал проведение археологических и противоаварийных работ и разработку проекта реставрации.

«В первую очередь колоннады из 109 колонн, — рассказала Forbes Life Ирина Кононова. — Реставрация каждой колонны стоит как ремонт небольшого дома». Супруги восстановили колоннаду и два из четырех флигелей, привели в порядок парк, высадили 10 000 роз. Это стоило им не менее $20 млн. И тут Кононовы узнали, что при приватизации усадьбы «учесть уже понесенные расходы невозможно. Получается, чем лучше сделаешь сейчас, тем дороже заплатишь за усадьбу потом». Продлевать арендно-охранный договор они не стали.

Forbes Life выбрал пять имений, которые перешли в частную собственность.

Терем Асташово, Чухломской район Костромской области

Собственник: инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер.

Условия владения: в собственности с 2007 года.

От терема Асташово до ближайшего райцентра Чухломы — 30 км. Дорог почти нет. «Именно удаленность от цивилизации и максимальная близость к природе стала визитной карточкой Асташова», — считает специалист по русским усадьбам Вадим Разумов.

Деревянный терем был построен в 1903 году образованным крепостным Мартьяном Сазоновым как свадебный подарок второй жене Анне. Эксцентричный архитектурный проект выполнил петербургский зодчий Иван Ропет (баня-теремок его работы стоит в мамонтовском Абрамцеве).

В 2007 году ветхую покосившуюся диковинку решили восстановить инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер.

Задача оказалась непростой: права наследования на землю в заброшенной деревне запутанны, а сам терем, как рассказала Forbes Life Ольга Головичер, «Росреестр и БТИ увидели впервые, когда мы в 2010 году регистрировали права собственности».

В тот момент уже полным ходом шла реставрация. Работы возглавил архитектор из города Кириллова, специалист по русскому северному зодчеству Александр Попов.

Новые владельцы открыли в тереме гостиницу и музей, водят экскурсии по окрестностям. По словам Андрея Павличенкова, в 2017 году в тереме побывали порядка 2000 человек: «И это без всякой рекламы, только благодаря сарафанному радио». В 2019 году супруги рассчитывают утроить туристический поток, открыв в Асташове ресторан. «Хотим сделать простую русскую кухню, с акцентом на местные продукты».

Объем инвестиций в Асташово Павличенков и Головичер не раскрывают. Добиться окупаемости супруги рассчитывают в ближайшие два года.

Усадьба Студеные Ключи, Заволжский район Ивановской области

Собственник: Александр Широков, гендиректор компаний «Капитал» и «Редвелл».

Условия владения: в собственности.

Студеные Ключи еще восстанавливаются, но уже сейчас там устраивают музыкальные фестивали, шахматные турниры, культурные форумы, творческие лагеря молодых художников.

Усадьба в стиле классицизма неподалеку от города Кинешмы построена в начале ХХ века на средства потомственного дворянина Николая Рузского по проекту архитектора Владимира Адамовича. После революции усадьбу национализировали, разместили в ней рабочий клуб, затем туберкулезный диспансер и в конце концов перевели на баланс Заволжского химического завода.

Сегодня владелец усадьбы — 47-летний бизнесмен, потомственный военный Александр Широков. После отставки Широков открыл в Иванове строительный бизнес. Тогда и обратил внимание на объекты исторического наследия.

В 2012 году Широков выкупил усадьбу Студеные Ключи у бывшего владельца. Студеные Ключи — это главный дом с парадными помещениями, террасой, залом-полуротондой и широкой двухмаршевой лестницей на второй этаж, а также усадебный парк с хозяйственными постройками.

Автор проекта реставрации комплекса — ивановский архитектор Александр Свиридов.

В восстановление главного дома и исторических построек Широков вложил более 100 млн рублей. Теперь на территории усадьбы есть каретный двор, летник, флигель и мастерские. В планах — обучать посетителей народным промыслам, гончарному, кузнечному, швейному делу, характерным для традиционной усадебной жизни начала ХХ века. Есть идея организовать коммерческую рыбалку и давать уроки садоводства.

К 2025 году в Ключах построят гостиницу на 20 номеров. Сейчас посещение усадьбы, мероприятий и проведение фотосессий бесплатное. «Пока брать деньги с посетителей я не готов»,— сказал Александр Широков Forbes Life.

Усадьба Марьино, Тосненский район Ленинградской области

Собственник: Галина Степанова, совладелец компаний «Северный берег» и «Орион».

Условия владения: в собственности с 2008-го.

Петербургская предпринимательница Галина Степанова купила родовое имение Строгановых-Голицыных у обанкротившегося завода «Сокол».

За первые три года новая владелица полностью восстановила главный дом, вылечила старые деревья, обустроила парк в английском стиле с каскадами прудов, плотинами и водопадами. Сегодня в усадьбе открыты отель на 22 номера и ресторан с европейской, восточной и русской кухней.

С 2011 года в усадьбе есть небольшая конюшня. Можно кататься на лошадях, на лодках, велосипедах, санях, лыжах и коньках, играть на бильярде и в настольный теннис. На местной ферме разводят баранов, коров, кур, гусей и даже страусов.

В усадьбе собрана обширная библиотека и открыта галерея, где выставляются работы современных художников-реалистов. (когда-то Галина Степанова владела галереей «Петербургский художник»).

Основной доход усадьбе приносит проведение свадеб, дней рождения, корпоративов и семинаров. «Но этого недостаточно», — утверждает Степанова. За 10 лет добиться окупаемости усадьбы не удалось.

У владелицы появилась мечта — заказать скульптору Михаилу Шемякину фигуру Пиковой дамы, ведь ее прототипом послужила Пушкину хозяйка усадьбы Наталья Голицына. «Этот факт непременно нужно увековечить», — говорит Галина Степанова.

Усадьба Степановское-Волосово, Зубцовский район Тверской области

Собственник: бизнесмен Сергей Васильев, председатель совета директоров ИГ «Русские фонды».

Условия владения: в собственности.

Степановское-Волосово на самом деле настоящий дворец, напоминающий Шереметевский в московском Останкине. Только главный дом в Степановском больше, парк в английском стиле обширнее. Проект усадьбы приписывается Джакомо Кваренги, главному русскому палладианцу.

До революции усадьба принадлежала потомкам княжеского рода Куракиных, придворных Павла I. В главном доме хранился княжеский архив, библиотека, коллекции живописи, медалей, монет и минералов. После революции имение национализировали, сохранившуюся часть коллекций передали в Тверь и Москву. Усадьба пострадала во время Второй мировой.

После войны в Степановском открыли психоневрологический диспансер. В 2005 году главный дом горел.

«На реставрацию главного дома и английского парка у нас ушло восемь лет и несколько сотен миллионов рублей»,— рассказал Forbes Life Сергей Васильев. Сейчас имение восстановлено, пруд очищен, парк приведен в порядок.

Усадьба постепенно начинает зарабатывать, как говорит Васильев. По усадьбе и парку водят экскурсии, в ней устраивают свадебные обеды, торгуют продуктами местной фермы.

По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало не менее 3000–4000 посетителей.

Усадьба Скорняково-Архангельское, Задонский район Липецкой области

Собственник: Алексей Шкрапкин, финансист, инвестор, гендиректор ИК «Форту-Фэмили».

Условия владения: в собственности.

В центре усадьбы — стройный белоснежный храм Михаила Архангела начала XIX века с базиликальным куполом, классическим ризалитом и двухъярусной надвратной колокольней. Бизнесмен Алексей Шкрапкин увидел полуразрушенный храм в детстве. По его словам, тогда же появилась мечта его восстановить. Об усадьбе не было и речи. Вокруг храма были не то что руины, а мелкие куски построек.

Первым владельцем усадьбы в конце XVII века был помещик Григорий Скорняков-Писарев. Два века спустя имение перешло дворянской семье Чернышевых и Муравьевых-Карских. Они построили новый главный дом, посадили роскошный сад, вырыли пруды.

В новейшей истории владельцем стал руководитель производства автомобилей «Руссо-Балт» Михаил Шидловский. Алексей Шкрапкин выкупил у него имение в 2009 году за
1 млн рублей. Бизнесмену достались руины главного дома, руины храма и территория в 30 га. В восстановление было вложено более 200 млн рублей.

В 2008 году Шкрапкин открыл инвестиционную компанию «Форту-Фэмили». Этот бизнес сегодня финансово подпитывает усадебный проект.

Восстановление Алексей Шкрапкин начал с храма. Затем занялся главным домом и другими постройками. Концепцию имения — коммерческого проекта разработало французское архитектурное бюро, а реализовали московские архитекторы под руководством Петра Браговского. Строительные работы вела российская реставрационная компания «Лайм Парк». Процесс восстановления занял шесть лет.

Первые гости приехали в Скорняково-Архангельское в 2015 году. В усадьбе открыты гостиница на 30 номеров, банкетный зал на 200 человек, а в здании бывшей ткацкой фабрики — французский ресторан «Бальмонтъ». Шкрапкин неравнодушен к Франции, там у него есть замок и винодельня.

По мнению владельца, Скорняково-Архангельское — идеальное место для семейного отдыха, крестин и свадеб. По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало 40 000 посетителей. Несмотря на гигантский поток, окупить проект раньше чем через 15–20 лет Шкрапкин не рассчитывает.

Источник: https://www.forbes.ru/forbeslife/369933-dvoryanskie-gnezda-kto-vosstanavlivaet-starinnye-usadby-v-russkoy-provincii

Усадьба Чапских в Станьково

Усадьба в деревне Гнезно

Усадьбы в Беларуси – оказывается, вполне распространенное явление, а я почему-то раньше думала, что они только где-то в России остались… До вчерашнего дня на моем счету было 2 посещенных лично усадьбы: Булгаков в Жиличах и Гатовского в Красном береге. Теперь к ним присоединилась еще одна достопримечательность Беларуси: усадьба Чапских в Станьково. О чем я вам с радостью рапортую

Источник: https://belvisit.com/usadba-chapskix-v-stankovo.html

Разоренные «гнезда»: как после 1917 года национализировали усадьбы Подмосковья

Усадьба в деревне Гнезно

В Подмосковье 19 мая отмечается областной праздник – День усадьбы. Это повод еще раз вспомнить о богатом культурном наследии региона и необходимости сохранять и беречь уникальные исторические объекты. Усадьбы в России были каркасом жизни общества, здесь зарождалась русская мысль, развивалась культура, в тени парков и аллей рождались великие произведения искусства.

Но для революционно настроенных масс в 1917 году усадьбы стали чуть не главными ненавистными объектами классовой борьбы. Их грабили, жгли, уничтожая уникальные архитектурные ансамбли, родовые архивы, мемуары. Ветшали здания, разрушались парки, зарастали угодья.

Как происходило разорение усадеб, корреспондент «Подмосковье сегодня» узнал из материалов Центрального государственного архива Московской области.

Ответная реакция

Несмотря на перенос столицы в Петербург, московский край в XVIII веке оставался весьма привлекательным для дворянства. Свои дворцы и усадьбы здесь имели генералиссимус Александр Меншиков, генерал-фельдмаршал Борис Шереметев, генерал-адмирал Федор Апраксин, канцлер Гавриил Головкин, князья Голицыны и Потемкины, графы Орловы и Разумовские.

Сенатор Николай Юсупов, например, превратил свою усадьбу Архангельское в образец дворцово-паркового ансамбля. Она концентрировала в себе лучшее, что было создано в русском усадебном искусстве XVIII-XIX веков. Ансамблем, в котором воедино слились архитектура и природа, восхищались все заезжие иностранные гости.

Но владельцы этих усадеб имели не только прекрасные хоромы и парки, им принадлежали огромные массивы земли и большое количество крепостных крестьян.

– Инициатором погромов весны-лета 1917 года следует считать партию большевиков, – говорит кандидат культурологии, член Общества изучения русской усадьбы Лариса РАССКАЗОВА.

– В борьбе с эсерами за власть и за влияние в крестьянских массах большевики призывали крестьян к незаконному самодеятельному захвату земли и усадеб, объясняя, что «это не есть самоуправство, это есть восстановление прав, и с восстановлением прав нельзя ждать».

Ноябрьский «Декрет о земле» узаконил начатый разгром. По нему в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных советов передавались не только дворянские и помещичьи земли, но и все усадебные постройки.

С 1918 по 1923 год из помещичьих усадеб Московской области вывезено 4528 живописных полотен, 463 скульптуры, 15546 предметов прикладного искусства.

Охранные грамоты в 1918 году были выданы на 25 имений Московской губернии – 50% всего количества охранных грамот РСФСР. Однако при проверке оказалось, что особо ценных предметов в них уже не было и лишь девять имений действительно имели музейную ценность.

Это Покровское-Стрешнево, Никольское-Урюпино, Архангельское, Кусково, Астафьево, Абрамцево, Останкино, Мураново, Ольгово.

– Насилие властей над русским народом было растянуто во времени на десятилетия и даже столетия и поэтому не было столь заметным, – считает известный российский ученый, академик Юрий ПОЛЯКОВ. – Насилие же со стороны народа было сконцентрировано во времени и оттого приобрело в глазах современников особо жестокие формы. Но это лишь ответная реакция его величества русского народа.

Прежних владельцев – вон!

Помещичья собственность была отменена навсегда, а бывшие владельцы земель подлежали выселению из своих имений. Однако в виде исключения уездным земельным отделам было разрешено оставлять на местах тех, кто не вел контрреволюционную деятельность, при условии ограничения их землепользования и ведения хозяйства без наемного труда.

Однако к 1924 году бывшие помещики начали проявлять активность, и Советская власть поставила вопрос об их нахождении в своих имениях ребром. Была создана комиссия для проверки усадеб и выселения из них «помещичьих элементов».

В Центральном госархиве Московской области сохранился циркуляр Центральной контрольной комиссии КПСС под грифом «Секретно» от 1924 года, в котором говорится, что «часть бывших помещичьих имений не подверглась полной национализации и фактически до сих пор находится в руках прежних владельцев, не соответствуя характеру музейного имущества, памятников старины, искусств и культуры, и служит лишь убежищем для прежних владельцев, сумевших забронироваться всякого рода охранными грамотами». Вывод циркуляра – устранить прежних владельцев. А далее – разъяснение, что помимо земли у выселяемых «отбираются» жилые и сельскохозяйственные строения и инвентарь. Предметы домашнего обихода: носильное платье, белье, мебель, хозутварь, продукты питания – «отобранию» не подлежат.

Найти уцелевших

В архиве сохранились протоколы комиссий, работавших при президиуме Моссовета в 1924–1925 годы, по проверке управлений бывших помещичьих имений Московской губернии.

В районах активно выявлялись уцелевшие помещики, дворяне, офицеры, фабриканты и заводчики, купцы, торговцы, представители духовенства, а также мещане, разночинцы и кустари.

Их в административном либо уголовном порядке лишали землепользования и выселяли с практически одинаковыми формулировками.

Так, бывший помещик Корольков в Клинском уезде «прибегал к кабальным способам эксплуатации рабочих».

А барон Черкасов, председатель Троицкого общества животноводства, который пользовался постройками своего бывшего имения, находился «в плохом отношении с крестьянством», зато в хорошем – с духовенством и кулаками.

А бывший крупный торговец из Подольского уезда Воробьев имел 18 десятин земли, которую обрабатывал «с применением наемного труда».

Понятно, что без наемного труда помещики самостоятельно обрабатывать земли были просто не в состоянии. И за это их тоже выселяли.

Например, был лишен землепользования и выселен бывший помещик Сергей Морисов, имевший в Сергиевской волости 65 десятин земли.

Его большое имение пришло в упадок, не было ухода и за садом, поэтому власти предлагали устроить здесь что-нибудь общественно-полезное. За запущенное хозяйство выселена и бывшая княгиня Дарья Голицына из Волоколамского уезда.

Без пользы государству

Усадьбы представляли собой не только барский дом, они включали в себя инфраструктуру, заботливо созданную для уютной и комфортной жизни, с конным двором, мельницей, мастерскими. Владельцы организовывали даже небольшие «мануфактурные затеи», такие как, например, ткацкая мануфактура в Ольгове или суконные заводы в Остафьеве.

Однако отчеты проверяющих комиссий 1924 года говорят о том, что некогда полноценные хозяйства после преобразования в совхозы практически переставали функционировать.

Так, комиссия отмечает, что в Абрамцеве бывший управляющий усадьбой, а ныне руководитель совхоза Федор Епифанский на работе не бывает, за него исполняет обязанности жена.

Плуги, молотилки валяются под открытым небом, постройки ветшают, и ничего не делается для их ремонта.

В совхозе Мураново тоже отмечен непорядок. Крестьяне к совхозу относятся враждебно, так как были заинтересованы в передаче земли в свое распоряжение, и совхоз теперь никакой пользы государству не приносит.

Совхоз Назарьево в Звенигородском уезде тоже в плачевном состоянии. Часть урожая осенью убрана не была, инвентарь находился без надзора. Совхоз доведен до разорения.

История середникова

Усадьба Середниково, расположенная в Солнечногорском районе, единственная в России восстановлена потомком прежних владельцев.

Это бывшее имение Всеволожских и Столыпиных соединило в себе двух гениев России: Михаил Лермонтов провел здесь четыре лета с бабушкой, приезжая на каникулы к ее брату, а затем свои детские годы здесь провел Петр Столыпин – его троюродный брат. Имением владела высокообразованная любительница и ценительница искусства Вера Фирсанова. К ней приезжали Федор Шаляпин, Сергей Рахманинов, Валентин Серов.

После революции усадьба была национализирована. В августе 1919 года в ней отдыхал Владимир Ленин. В 1925 году в Середникове был открыт санаторий для нервных больных, а в 1946 году – противотуберкулезный санаторий «Мцыри».

Сейчас усадьбу арендует ООО «Национальный Лермонтовский центр в Середниково», учрежденное московской областной общественной организацией Ассоциация «Лермонтовское наследие», которая объединяет ныне живущих членов рода.

Директор общества и президент Ассоциации – правнучатый племянник поэта, его полный тезка Михаил Юрьевич Лермонтов.

– Решение возродить усадьбу мы приняли в 1991 году на первом собрании членов рода Лермонтовых, – рассказал Михаил Лермонтов.

– Ее восстановление – следование сакральным смыслам своего предназначения, что можно назвать родовой ответственностью. Род – это то, что в человеческой цивилизации соединяет прошлое с будущим.

И я считаю, что смысл моего бытия на этой земле в том, чтобы сохранить наследие моих предков и передать его детям и внукам.

Усадьба Середниково была в удручающем состоянии, но сохранилась во всей красоте своего архитектурного замысла: парк, старинные здания и аллеи, мосты, пруды.

Не осталось первоначальных чертежей, но искусство реставраторов позволило разработать проект и провести восстановительные работы.

Так как долгое время там располагался противотуберкулезный санаторий, пришлось снимать не только штукатурку и полы, но и проводить полную дезинфекцию зданий и территории.

– Сегодня за свой счет мы содержим 16 старинных зданий усадьбы различного назначения и 50 гектаров парка, – рассказал Михаил Лермонтов.

– Доходы же получаем от проведения различных торжеств, киносъемок, квестов, фестивалей, в том числе всемирно известного «Сон в летнюю ночь». Это позволяет возмещать средства, которые вкладываются в поддержание жизнеспособности усадьбы и парка.

По нашим оценкам, на это уходит 20–25 млн рублей ежегодно. Но говорить об окупаемости вложений в реставрационные работы пока рано.

Источник: https://mosregtoday.ru/soc/razorennye-gnezda-kak-posle-1917-goda-nacionalizirovali-usad-by-podmoskov-ya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.