Софийская церковь в Новоселках

Софийская церковь | Туристический портал Тверской области

Софийская церковь в Новоселках

Церковь мученицы Софии в пустоши Новосёлки Оленинского р-на – каменная, однопрестольная, освящена в 1898 г. Она находится в лесу, между бывшими деревнями Новосёлками и Гончаровкой, на левобережье р. Лучесы. История её создания чрезвычайно интересна.

Построено на века

Из поколения в поколение передаётся жителями окрестных деревень легенда (или быль?!), что позолоченные кресты с церкви пытались ещё в годы коллективизации стащить тракторами, но тросы рвались, двигатели глохли, техника ломалась, а кресты оставались на прежнем месте. Позарились на них и немецкие оккупанты, попытались сорвать с церкви с помощью танков – и вновь безуспешно. Так и стоит в лесной глуши это чудо, созданное талантом Леонтия Бенуа.

Надежда на Канаду

По завещанию умершего в 1913 г. бездетного Ю.С. Нечаева-Мальцова половина его состояния, в том числе Новосёлковский стекольный завод, перешла к дальнему родственнику – графу Павлу Николаевичу Игнатьеву, ставшему вскоре последним министром народного образования Российской империи.

Граф, имевший собственное поместье Артемьево в нынешнем Лихославльском районе Тверской области, эмигрировал после революции в Европу, а затем в Канаду, сумев в основном сохранить капитал.

Его сын Георгий стал крупным дипломатом, в конце 1960-х годов был секретарём Совета безопасности ООН, а внук Михаил (Майкл Грант Игнатьефф), глава Либеральной партии Канады, в должности «лидера официальной оппозиции Её Величества» является ныне вторым лицом в этой стране.

Недавно на Софийский храм обратил внимание Центр «Сельская церковь», занимающийся консервацией и реставрацией старых церквей. Директор Центра Светлана Александровна Мельникова выезжала со своим коллегами в Новосёлки, они провели небольшие работы по благоустройству территории и очистке внутренних помещений.

Историческая справка

В течение многих десятилетий и в академической среде, и среди краеведов было распространено мнение, что в конце XIX в. знаменитый архитектор Л.Н. Бенуа выполнил проект церкви святой мученицы Софии, построенной в 1898 г. в с. Новосёлки, на территории современного Оленинского района Тверской области. У этой версии было столько же противников, сколько и сторонников.

Не хватало самого главного – документального подтверждения. Сам Бенуа в сохранившихся воспоминаниях об этом факте ничего не говорит, большое число семейных документов было уничтожено в опасении репрессий. Какие же были основания для смелых заявлений у сторонников версии? В 1880 г. дипломат Юрий Степанович Нечаев (23.10.

1834-1913), сын обер-прокурора Святейшего Синода, получил в наследство от своего дяди Ивана Сергеевича Мальцова несколько фабрик и заводов в различных губерниях России, крупнейшим из которых был Гусевский хрустальный завод. Вступая в права наследования, Ю.С. Нечаев принял также и фамилию дяди и стал Нечаевым-Мальцовым. В Санкт-Петербурге он жил на нынешней ул.

Чайковского, и в 1883-1884 гг. по его заказу Леонтий Николаевич Бенуа выполнил интерьеры здания в стиле рококо. Предприниматель и архитектор подружились. В историю отечественной культуры Ю.С. Нечаев-Мальцов вошел как человек, подаривший России Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве, пожертвовав на его строительство более двух миллионов рублей.

На фасаде здания музея установлена мемориальная доска с его барельефом.Возле глухой деревеньки Новосёлки тогдашнего Бельского уезда Смоленской губернии, у самой границы с Ржевским уездом Тверской губернии (ныне Оленинский район Тверской области) его дядя И.С.

Мальцов заложил песчаный карьер и на местном и привозном из-под Ржева и Старицы сырье начал производить стеклянную и глиняную посуду: бутыли, декоративные стеклянные колпаки и шары, пуговицы и трости. Помимо стекла на заводе производили также гончарную посуду. На заводе трудились более 200 работников, среди которых были поляки, французы, финны.

Завод в Новосёлках продолжал функционировать по просьбам окрестных крестьян даже тогда, когда во время Первой мировой войны перестал быть рентабельным.В 1894 году Ю.С. Нечаев-Мальцов, «хрустальный король России», принял решение построить при заводе храм во имя святой мученицы Софии, небесной покровительницы его матери.

Многолетние разыскания петербургского исследователя Владимира Веллинга, потомка прихожан этого храма, привели недавно к долгожданному открытию. В фондах Российского государственного исторического архива он нашёл следующий документ: «По счёту Новосельской стекольной фабрики. Выдано профессору Бенуа за план Новосельской церкви – 1000 руб.».

Наблюдать за строительством наезжал живший в Ржеве архитектор фон Рентель. Закладка храма была торжественно проведена в мае 1895 г. – с молебном при начале работ, с участием множества гостей, в присутствии четверых священников, старших чинов полиции, сотских и десятских. Неоднократно бывал здесь в период возведения храма сам Ю.С. Нечаев-Мальцов, в том числе на открытии церкви.

Храм был освящён в 1898 г. Н.Н. Редков писал о нём: «Храм из красного кирпича, с украшениями из белого камня по окнам и карнизам, устроен в старо-новгородском стиле и по наружному виду напоминает часовню с большим куполом и одною главою. Каменная звонница устроена отдельно от храма, над воротами в ограду. Церковь и звонница крыты оцинкованным железом.

Внутри храм гораздо больше, чем кажется по своему наружному виду. Резной, крытый дубовой фанерой иконостас с иконами художественной работы простирается во всю ширину храма. В храме три придела: два освящены во имя св. мученицы Софьи и св. великомученика Георгия, третий придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы устроен под ризницею».

После революции иногородние рабочие разъехались, и Новосёлковский стекольный завод остановился. В 1926 г. советская власть спохватилась и попыталась восстановить производство, но было уже поздно: завод потихоньку растащили, и он не подлежал восстановлению. Новосёлки постепенно обезлюдели.

Но, в полном соответствии с российской непредсказуемостью, совершенно иная судьба была у Софийской церкви. Её ровесницы ветшали и рассыпались в годы безбожья, а она и по сей день стоит почти как новенькая, под целыми куполами и крестами. По заросшей дороге в эти места теперь можно добраться лишь в очень сухую погоду.

Больше всего при взгляде на Софийский храм поражает внешняя свежесть и нетронутость кладки, прочность и основательность конструкции. Сияет на солнце венчающий массивный прочный купол позолоченный крест, лишь слегка погнутый усилиями многочисленных механизированных вандалов. Да, на кровле растут деревья, но в остальном церковь выглядит как недавно построенная.

Специалисты говорят, что секрет кроется в особых свойствах местного кирпича и цемента, совершенстве проекта Бенуа и доброй совести строителей. Конечно, вандалы добираются и сюда. Были попытки сорвать крест, недавно украли кованую дверь в храм, растаскивается метлахская изразцовая плитка, которой выстелен пол.

Сейчас Софийская церковь является памятником культуры местного значения, и забота о её сохранности лежит на районной администрации. Предлагаются разные варианты её восстановления и использования – от простой консервации до организации здесь под эгидой Тверской митрополии монастыря или скита. Процесс полной реконструкции и реставрации церкви требует очень больших затрат.

Перевод Софийской церкви в памятники федерального значения позволил бы претендовать на выделение денежных средств из Федеральной целевой программы сохранения объектов культурного наследия.

Леонтий Николаевич Бенуа родился 23 августа 1856 г. в Петергофе, в 1875-1879 гг. учился в Петербургской Академии художеств, уже через шесть лет стал академиком архитектуры, а в 1893 г.

– действительным членом Петербургской академии художеств. В 1903 г. он стал почётным председателем Общества архитекторов-художников, был профессором в Академии художеств, ректором Высшего художественного училища при ней. После революции он остался в России, был профессором Свободных художественных мастерских, преподавал в Институте гражданских инженеров. Незадолго до кончины, в 1927 г.

, ему присвоили звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Л.Н. Бенуа скончался в Ленинграде 8 февраля 1928 г. Ранние его архитектурные проекты несут влияние французского классицизма XVII-VIII вв. (Придворная певческая капелла в Санкт-Петербурге). Позднее он создавал здания в неовизантийском стиле (собор Св.

Георгия в Гусь-Хрустальном, русская капелла в Дармштадте, собор Александра Невского в Варшаве). Он был близок и русскому модерну, порой использовал приёмы романской архитектуры (церковь Лурдской Божией Матери в Санкт-Петербурге). В середине 1900-х гг.

он перешёл от эклектики к неоклассицизму (доходный дом 1-го Российского страхового общества в Санкт-Петербурге, западный корпус Русского музея в Санкт-Петербурге, носящий ныне его имя). Историки архитектуры отмечают, что для творчества Л.Н. Бенуа характерны чёткая композиция, продуманность художественного ансамбля, элегантность форм. В начале XX в. он стал одним из создателей проекта преобразования Санкт-Петербурга, участвовал во многих реконструкциях интерьеров и внешнего облика зданий столицы (фойе Эрмитажного театра, Белый зал заседаний Мариинского дворца), руководил строительством Великокняжеской усыпальницы в Петропавловской крепости. Среди учеников Леонтия Николаевича Бенуа такие выдающиеся архитекторы, как Фёдор Лидваль, Оскар Мунц, Владимир Покровский, Владимир Гельфрейх, Лев Руднев, Иван Фомин, Владимир Щуко, Алексей Щусев, Мариан Лялевич. Его дочь Надежда, художник и книжный график, – мать знаменитого британского режиссёра и актёра, обладателя двух «Оскаров», «Эмми» и «Грэмми», командора Ордена Британской Империи сэра Питера Устинова.

Транспортная доступность

От пос. Оленино 26 км: 19 км по асфальтированной дороге, 7 км по грунтовой дороге и бездорожью. Через с. Новосёлки проходил знаменитый Шереметевский большак – дорога из Смоленска в с. Молодой Туд и далее, к оз. Селигер и Великому Новгороду.

Источник: http://welcometver.ru/places/sofijskaya-cerkov-

Новосёлки: Бенуа в болоте

Софийская церковь в Новоселках
av_otus

Соседняя с Московской Тверская область – самое место для лесной глуши, медвежьих в прямом смысле углов, болот, расстилающихся на тихих просторах, не тронутых ни асфальтом дорог, ни сотовой связью, ни присутствием людей и машин – разве что лесовозами.

А болото, глушь, медвежий угол – самое место для храма, спроектированного известнейшим петербургским академиком. Ему, храму, за болотом, в лесу, подальше от людей, не так уж и плохо – почти целый стоит, а между тем, спроектированный в тот же 1894 год тем же Леонтием Бенуа собор в Варшаве давно взорван поляками.

Неисповедимы пути Господни, и для храмов, и для людей. “Неизвестная провинция” по двойному следу дважды уже там побывавшего uchazdneg, перемежающемуся следами медвежьими, протоптала 4 июля 2015 года путь в бывшее село Новоселки Оленинского района Тверской области.

Сухая погода позволила нашему замечательному водителю Валерию подъехать совсем-почти-очень близко – оставалось еще 3 км пешком (а мы уж на 9 настраивались!).

Предысторию “открытия” этого труднодоступного и красивого памятника можно почитать здесь, а история его появления такова.В 1894 богатый, культурный и местами щедрый Юрий Степанович Нечаев-Мальцов (Мальцев) заказал Леонтию (Людовику) Николаевичу Бенуа проект церкви при не самом крупном своем заводе – Новосельском стекольном. Надзор за строительством осуществлял архитектор Ф.В. фон Рентель, освящение церкви во имя Веры, Надежды, Любови и Софии состоялось в конце 1898 г.Опубликованный в журнале “Зодчий” в 1894 г. проект был реализован в Новоселках в точности: четырехстолпный одноглавый трехапсидный храм с притвором, с 16-скатным покрытием, с новгородскими лопастями на фасадах, мощным барабаном, декорированным также новгородскими стилизованными деталями.

Единственное – на этих чертежах не представлена звонница, выстроенная отдельно, в юго-западном углу церковного участка.

Фото бельского фотографа Ф.Беленького с освящения храма.Проект для своего времени новаторский, ибо впервые программно вводит в церковную архитектуру рубежа XIX/XX вв. новгородскую тему. Подчеркиваю, это 1894 год. Да, уже есть церковь в Абрамцеве. Но нет ни неорусских опытов Шехтеля, ни Покровского, ни Щусева.

Художническая причуда не замечена архитекторским цехом. Архитекторы сами ищут новых путей для национального направления, и Леонтий Бенуа тут идет первым. Параллельно (и даже чуть раньше) с созданием изысканных, но вполне укладывающихся в рамки высочайше одобряемого русского стиля храмов в Дармштадте и Бад-Хомбурге он начинает экспериментировать.

Для того же Ю.С.Нечаева-Мальцева в Гусь-Хрустальном он проектирует длинную трехнефную базилику, снаружи оформленную в русском стиле, уже избавляясь от декоративной избыточности поздней эклектики. Собор Александра Невского в Варшаве пополнил ряд самых величественных русских пятиглавых храмов типа Успенских соборов Владимира и Москвы.

Это было новое прочтение владимиро-суздальских прототипов, новое отношение к масштабу, стремление к синтезу искусств. В Новоселках Бенуа обращает внимание на непопулярные на тот момент памятники средневекового Новгорода. Опубликованный в “Зодчем” проект, я думаю, немало поспособствовал актуализации новгородско-псковской стилистики.

Это были шаги вперед, но шаги все же несколько скованные, и результаты вышли компромиссные. Бенуа слишком академичен, слишком правилен. В Новоселках это хорошо заметно: новгородские формы в жестком, идеально ровном исполнении, строгая симметрия создают неожиданный кавказский эффект.

Русскому стилю был нужен раскрепощающий “волшебный пинок” модерна, чтобы, наконец, завершилось его превращение в неорусский.Вся эта компромиссность не умаляет художественных достоинств храма – он “крепко сбит”, и после рубки деревьев волонтерами “Сельской церкви” в 2011 г. выглядит как некая идеальная модель безупречных пропорций.

Но почему-то ни в одном современном издании, в том числе в монографиях уважаемого В.Г.Лисовского, этого храма нет.

Вот по этой дороге мы и ехали.

Это наш автобус.

А это уже дорога в Новоселки, по которой проехала только “Нива”, а жители автобуса пошли пешком. К храму – вперед и влево.

Здесь начиналось село.

Бывшая главная улица. От завода, прекратившего существование вскоре после революции, не осталось ничего. А село до сих пор изображено как существующее на всех печатных картах.

Краснеет бытовка лесовалов. Наш любознательный водитель тоже ходил к объекту 🙂

Последний дом Новоселок.

Дальше посреди бывшего села – болото, и нам повезло, что оно почти пересохло.

Наконец, показывается храм.

Строго говоря, тут много эклектичного, нарушающего чистоту новгородской темы: аркатура на апсидах, порталы, ширинки.Кладка центральной апсиды повреждена корнями росшего там до 2011 г. дерева.Портал белокаменный, как и редкие декоративные вкрапления.

Внутри пусто и просто. Информационные стенды установлены волонтерами.Это звонница с внешней стороны. некоторые путешественники рассказывают, что под ней жила медведица с медвежонком.

Когда там был я, медведи жили уже на самой звоннице, и были почему-то в синем 🙂

Со звонницы открываются лучшие виды на церковь.На куполе – вмятина от военного снаряда. Новоселки во время Великой отечественной оказались совсем рядом со страшной ржевской мясорубкой, и даже удивительно, как храм уцелел. И крест остался.

Все участники поездки получили магнит, где Ксения Сулим изобразила принимающую сторону, которая нас проигнорировала. Размер медведя несколько преувеличен, равно как и доброта на лице, но в целом образ места передан точно.

Получив с утра такой магнит, уже просто нельзя было не доехать и не дойти!

|

av_otusЭтот маленький храм  в маленьком селе рядом с большим областным центром – Ярославлем посещают лишь целеустремленные одиночки. Большой группой этого сделать, к сожалению, невозможно: нет  нормальной асфальтовой дороги. Поэтому ни ОИРУ, ни “Неизвестная провинция” и т.п. организованные путешественники пока там не побывали. А мы просто сходили туда пешком из спального района Брагино.
Вот таким сказочным силуэтом храм привлекает издалека.Стоит он на краю села, на небольшом кладбище.Информации крайне мало.Никольская церковь построена в 1913 г. (вариант: 1913-1914) на средства купца Сорокина. Везде в сети копируется информация, что это Сергей Николаевич Сорокин, владелец свинцово-белильного завода, хотя он умер в 1898 г., что наводит на подозрения, что кто-то ошибочно переставил инициалы – С.Н. вместо Н.С.: его сын Николай Сергеевич (1872 – ?) как раз “хронологически подходит”.Архитектор неизвестен, а надо бы, конечно, авторство установить.Вот здесь уже хорошо видна странность архитектуры этого храма. Такое впечатление, что начали строить нечто блекло-посттоновское, с арочными окнами, граненой апсидой, но потом вдруг в процесс вмешался кто-то решивший малыми средствами придать постройке выразительность. И тогда появились щипцы разной формы, кресты и чаша на фасадах, запоминающееся трехглавие (укорененное, кстати, на Ярославщине – существует немало храмов XVII в. в окрестностях города с глухим поперечным трехглавием) и, конечно, самое красивое в Никольской церкви – завершение колокольни ярусами как бы оплывших кокошников. Эта излюбленная в неорусском стиле форма сразу придала архитектуре храма знаковость, и он стал единственным, отвечающим за все это направление в Ярославле и всей губернии, а ныне области (если не считать церкви Андрея Критского в Меленках, которая тяготеет, скорее, просто к модерну).Трехглавие поставлено на поперечную странную форму, почти стрельчатую. К сожалению, не попали внутрь, поэтому не понимаю, какой там свод.А по западному и восточному фасадам четверика между треугольными угловыми щипцами получились горизонтальные “провалы”.Очевидно, первый строительный этап на колокольне заканчивается широким многопрофильным карнизом, выше которого уже идут не какие-то невнятные ширинкообразные ниши, а красивые группы из трех окон.Рядом с церковью – маленький пруд. Удивительно, но в Курилове, видимо, из-за отсутствия нормальной дороги, все пока остается маленьким, и храм по-прежнему – доминанта.Это, конечно, “зимняя” архитектура, ибо у зимы есть своя архитектура, во многом схожая, и слияние подобных форм и цветов органично.Рядом стоит заброшенное школьное здание того же времени.А теперь попробуем немного разобраться и сформировать контекст.Итак, упоминаемый Сергей Николаевич Сорокин заказчиком быть не мог, т.к. уже 15 лет как умер. Однако он известен сегодня своей уже почти погибшей дачей под Романовом-Борисоглебском (Тутаевом), с которой тоже много неясного.Когда-то выглядела она вот так и, по легенде, была выставочным павильоном, который Сорокин в 1865 г. купил и собрал в Красном Бору в качестве загородной усадьбы с комнатами, отделанными, по воспоминаням старожилов, в разных стилях. Встает вопрос, что это за выставка 1865 года, на которой был такой павильон? Это могла быть только Всероссийская художественно-промышленная выставка, проводившаяся тогда в Москве. Маловероятно, чтобы такой экзотический павильон не “засветился”. Да и сама архитектура заставляет предполагать более позднюю дату постройки.В 1990-х дача была брошена, потом на нее повалились сосны во время урагана и картина возникла апокалиптическая. Мы там побывали в 2011-м, съемка тогдашняя.Сын Сергея Николаевича, Николай Сергеевич, отметился малоуспешным, но характеризующим его личность начинанием. В 1911 совместно с педагогом С.А.Матвеевым открыл художественно-кустарную и ремесленную школу для мальчиков и содержал на свои средства, однако из-за убыточности пришлось ее быстро закрыть. Располагалась она в собственной ярославской усадьбе Н.С.Сорокина на Б.Рождественской (ныне Б.Октябрьской), 48а. Напомню, что это за дом.

Так он выглядит после недавнего апгрейда.

Любопытно, что сестра Николая Сергеевича Зинаида была замужем за архитектором Александром Александровичем Никифоровым, потроившим в Ярославле несколько эклектичных зданий.

Вполне возможно и логично, что он привлекался и для выполнения заказов Сорокиных. Но, поскольку ярко выраженного творческого почерка у Никифорова нет, то развивать эту тему считаю преждевременным.

Использованы материалы форума: http://forum.yar-genealogy.ru/index.php?showtopic=998&st=0

Источник: https://av-otus.livejournal.com/49624.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.